В Якутии педофил получил 12 лет колонии за изнасилование падчерицы
В наблюдатели пришли люди, которых ранее не интересовала политика
Олег Тиньков и Минюст США пришли к соглашению
Белый медведь сутки "держал в заложниках" семью оленеводов
В ЯГБ-3 началась диспансеризация волонтеров-пожарных

Суровые годы войны занимают особое место в истории прокуратуры Республики Саха (Якутия). Вместе со всем народом сотрудники прокуратуры мужественно и стойко сражались на фронтах, зорко охраняли порядок в тылу. В обстановке всесилия цензуры, отсутствия любого демократического начала, жёсткого контроля над мыслью и словом, преследования инакомыслящих, прямой физической деспотии работала прокуратура военных и послевоенных лет.

Любая большая или малая война создаёт огромные трудности в жизни всей страны, людей. Не по книжным рассказам и кадрам кинофильмов, а в реальной суровой действительности, на фронте и в тылу пережили люди трудности Великой Отечественной войны.

Все структуры государства в военные годы также работают в неизмеримо трудных условиях. Один из апологетов учения о коммунизме Фридрих Энгельс писал: "История, пожалуй, самая жестокая из богинь, влекущая свою триумфальную колесницу через горы трупов не только во время войны, но и в периоды мирного экономического развития".

Обязанности прокуратуры в те годы были значительно расширены с введением более строгих мер регламентации поведения граждан в общественных местах, с ужесточением режима работы предприятий и учреждений, с усилением паспортно-регистрационной работы, с проявлением паникерства и дезертирства, с установлением более строгих санкций за разглашение госу¬дарственной и военной тайн, за спекуляцию и т.д.

В годы Великой Отечественной войны прокуратура проводила большую активную деятельность по неослабному надзору за точным исполнением законов военного времени, постановлений Государственного Комитета Обороны, соблюдением трудовой дисциплины, законов об охране социалистической собственности, прав и охраняемых законом интересов военнослужащих и их семей.

Деятельность работников прокуратуры в военное время была по достоинству оценена руководством того периода: 711 прокуроров и следователей после войны были награждены правительственными наградами. Имена многих коллег-прокуроров записаны в Книги Памяти многих коллективов по всей стране.

В военные и первые послевоенные годы должность прокурора республики занимали Виктор Смольянинов (1938-1943 гг.), Петр Ларионов (1943-1948 гг.) и Дмитрий Артемов (1948-1953 гг.).

Люди всегда совершали преступления. Совершали их и организованно, и спонтанно, но такой массовой преступности, которую породил сталинизм, не было. Если на фронте было еще более-менее ясно с определением облика врага, то в тылу было очень трудно разбираться по лживым доносам. Ни в чем не повинных людей обвиняли в шпионаже, диверсиях, вредительстве и других не менее тяжких преступлениях. А работникам прокуратуры было еще сложней, зная истину, выносить в угоду деспотичного режима обвинительные дела.

"В 40-е годы, по прибытии на работу в г. Олекминск прокурором района, мне пришлось проверять и прекращать поступившие из НКВД дела в отношении председателей колхозов, которых обвиняли вначале по ст. 58 п. 7 УК РСФСР, а затем по ст. 109 и 111 УК РСФСР. После тщательной проверки становилось сразу понятным, что в действиях председателей не было вообще никакого состава преступления... Было очень тяжело работать в таких условиях, приходилось использовать любую возможность для какого-либо смягчения несправедливости. Прокуроры и работники прокуратуры, препятствующие произволу и беззаконию, сами стали жертвами репрессий. После 1987 года мне пришлось участвовать в работе по реабилитации репрессированных граждан, но к глубокому сожалению, многих из них уже не было в живых..." — пишет прокурор почти с 50-летним стажем работы Рудаков Н.П.

Тяжело было в тылу: обязанности прокуратуры в те годы были значительно расширены с введением более строгих мер регламентации поведения граждан в общественных местах, с ужесточением режима работы предприятий и учреждений, с усилением паспортно-регистрационной работы, с проявлением паникерства и дезертирства, с установлением более строгих санкций за разглашение государственной и военной тайн, за спекуляцию и т.д.

О работе республиканской прокуратуры военных лет свои воспоминания в далеком уже 1972 году записал кавалер ордена "Знак Почета" Тимофей Спиридонович Лукин:

"До лета 1940 года в стране был установлен шестичасовой рабочий день и пятидневная рабочая неделя. Рабочий день кончался в 17:30. Летом 1940 года был установлен восьмичасовой рабочий день и шестидневная рабочая неделя.

В начале Великой Отечественной войны оперативные работники органов прокуратуры были забронированы от призыва в армию. В тылу все было подчинено победе над фашистской Германией. Всем работникам была приостановлена оплата процентных надбавок. Отпуска отменялись. На заем фонда обороны подписывали каждый год в размере двухмесячного оклада.

В летнее время, в период навигации, часто работали в речном порту по разгрузке судов. Тогда я был молод и физически здоров, за хорошую работу получал премию — отрез шерсти. Вечерняя постоянная работа сильно изнуряла. Домой приходили в 11-12 ночи и успевали только поесть, лечь, спать, а наутро надо было бежать на работу. Почему-то постоянно чувствовалась усталость.

Помню, как мы с большим воодушевлением встретили указ президиума Верховного Совета СССР от 16 сентября 1943 года "Об установлении классных чинов для прокурорско-следственных работников органов прокуратуры". Все чины, начиная от младшего юриста, присваивались приказом генерального прокурора СССР. Первый классный чин—юрист I класса мне был присужден пятого апреля.Тогда же я получил форменную одежду — повседневную и парадную.

Помню, что когда мы стали носить форму, публика очень интересовалась нашей формой, а каждый из нас чувствовал за собой какую-то дополнительную ответственность по службе, в частности дисциплинированность.

Парадная форма была особенно хороша, но я одевал ее всего несколько раз, в том числе два раза на параде во время демонстрации в Ленинграде, где проходила большая колонна курсантов следственной школы прокуратуры в 1950 году — первого мая и седьмого ноября.

Форменная одежда для высших чинов была генеральская. Прокурора ЯАССР малокомпетентные в этом деле посетители признавали за генерала.

В органах прокуратуры я работал 36 лет. За мою бытность сменилось семь прокуроров республики и один временно исполняющий обязанности прокурора. У всех прокуроров была одна общая линия — борьба за укрепление социалистической законности. Но люди они были разные, и у всех был разный стиль руководства".

Оперативная обстановка в военные годы в республике тоже была нелегкой. В золотоносных районах республики создавались целые банды уголовников. Особенно высокий уровень грабежей, краж, разбойных нападений на магазины, нападений на золотоприемные пункты отмечался в ныне Усть-Майском районе (в те годы Усть-Майский и Аллах-Юньский районы). Вот какие документы сохранились в архивах улусной прокуратуры:

"В 1943 году была обезврежена банда "Черный ворон" под руководством Шумилова. Главарь банды Александр Шумилов сбежал из новосибирской тюрьмы, находился в розыске. Поселился в Эльдикане, завел лошадей и занялся извозом с Усть-Аллаха до Усть-Ыныкчана. Ярый бандит заранее вычислял, у кого есть деньги, у кого золото и стал убивать людей, потом спускал их тела в реку...

Правоохранительные органы вышли на жену Шумилова, но он заподозрил ее в пособничестве властям и убил. Потом скрылся в тайге и организовал бандитско-грабительскую группу "Черный ворон".

К июлю 1943 года банда состояла из 12 человек. Основной костяк банды состоял из уголовных элементов. Так, Барнашов и Ковалев ранее были осуждены за уголовные преступления и совершили побег из колонии. Они восстановили былые связи с Григорьевым и Засухиным. Григорьев и Барнашов в Усть-Юдомской базе "Джугджурзолота" убивают начальника АРМ-а Н.Д. Титова. Ковалев и Барнашов, затем и Засухин задерживаются органами милиции при попытке сбежать в Курун-Юрях и заключаются в КПЗ Усть-Юдомского ПОМ. Оттуда они совершили побег и скрылись на прииске "Огонек" и установили связь с бандой Шумилова. К этому времени сюда прибывает и Григорьев, который тоже добровольно вступил в банду. Участник ранее ликвидированной банды Коркина — Федько также вступает в банду Шумилова и становится ее идейным вдохновителем. В эту же банду вошли еще трое, сбежавшие с этапа уголовники и житель Петропавловска Шишкин.

Второго июля 1943 года сформированная вооруженная банда совершает налет на ферму Юрского приискового управления и грабит ее. Затем по пути в лес убивают двоих мужчин. Четвертого июля бандиты переправляются через р. Юдому и грабят перевозчика Чубрикова, отбирают деньги, ружье, лодку.

Седьмого июля банда совершает вооруженное нападение на прииск "Огонек". В кассе золотоприемного пункта захватили 50 кг золота, оружие. Бандиты разграбили мануфактурные и продовольственные склады, вывели из строя местную радиостанцию. Ограбили квартиры уполномоченного золотопродснабом Шеина, начальника прииска, где взяли две малокалиберные винтовки, фотоаппарат и одежду. Награбленное погрузили на лошади и направились в тайгу, по пути им встретился бригадмилец Е.Г. Рокосуев, которого они тоже убили.

Эта группа занималась грабежом и разбойными нападениями в течение года. В конце их всех выловили поодиночке, малыми группами. Уголовное дело по бандитам и их пособникам было рассмотрено 29—30 ноября 1943 года в Якутске судебной комиссией по уголовным делам. Активные участники банды Григорьев, Засухин, Ковалев, Барнашов и Шишкин были приговорены к высшей мере наказания, а остальные на длительные сроки лишения свободы. Похищенное золото возвращено государству", — пишет о истории районной прокуратуры старший помощник прокурора Усть-Майского района, младший советник юстиции А.И. Зинченко.

Наш народ прошёл через военно-бюрократическую диктатуру в стране и в этот же период вынес на своих плечах и Великую Отечественную войну, самую страшную войну ушедшего XX столетия. У нас нет ни одной семьи, в которой не погибли бы отец, брат, дед, сын. 20 миллионов россиян полегли на полях Великой Отечественной войны, в концентрационных лагерях, многие были замучены в сталинских лагерях. Сегодня все мы несем в себе эту память как неизбывную боль, как жестокий урок, как предостережение. На страже мира и покоя, твёрдо ведя свою линию, свою работу строят сегодня и работники органов прокуратуры Республики Саха (Якутия)».

Мы чтим память работников прокуратуры – непосредственных участников Великой Отечественной Войны, пять из которых уходили на фронт с прокурорской службы и после окончания войны вернулись, 18 пришли работать в послевоенные годы:

- Адамова Герасима Васильевича,

- Арзамазова Ивана Васильевича,

- Бандо Владимира Михайловича,

- Балханова Лопсона Сундуевича,

- Воронина Виктора Николаевича,

- Григорьева Дмитрия Гаврильевича,

- Жданова Дмитрия Андреевича,

- Игнатьева Николая Лукича,

- Константинова Григория Петровича,

- Морозова Филиппа Егоровича,

- Михайлова Михаила Константиновича,

- Маркова Василия Ивановича,

- Окунева Фёдора Ивановича,

- Помигалова Ивана Ивановича,

- Пелагейченко Петра Андреевича,

- Рудакова Николая Тимофеевича,

- Сунчакова Николая Петровича,

- Сюткина Александра Михайловича,

- Тереева Василия Спиридоновича,

- Юшкова Александра Николаевича,

- Яковлева Ивана Михайловича,

- Яныгина Ивана Георгиевича,

- Федорова Михаила Михайловича.

В наших сердцах безграничная благодарность нашим коллегам из прошлого за самоотверженный подвиг, преклонение перед мужеством и героизмом, бесконечная светлая память!

Коллектив прокуратуры республики.

Использованы сведения из книги «Прокуратура Республики Саха (Якутия): история и современность».

Поделиться в соцсетях

Если вы стали очевидцем интересного события или происшествия, присылайте фото и видео на Whatsapp 8 909 694 82 83
08.05.2021 20:35 (UTC+9)

ЛЕНТА НОВОСТЕЙ